Преображение Господне

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Вслед за Медовым Спасом Православная Церковь отмечает праздник Преображения Господня, который совершается традиционно 19 августа по н.ст. Для многих любителей русской литературы этот праздник ассоциируется с замечательными стихами Бориса Пастернака:

…Вы шли толпою, врозь и парами,

Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня

Шестое августа по-старому,

Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламени

Исходит в этот день с Фавора,

И осень, ясная как знаменье,

К себе приковывает взоры…

Эти стихи отражают общее настроение праздника, аристократически изысканное, блистательное. В народном же календаре, чрезмерно озабоченном кулинарными проблемами, он именуется Яблочным Спасом. В нашей обыденной жизни слово Преображение приходится слышать нередко, однако, каждый из нас при этом понимает его по-своему. Так что же означает этот термин в церковном понимании? Преображение (греч. Μεταμόρφωσις) значит превращение в другой вид, изменение формы. В церковно-историческом плане так называется одно из важнейших событий Евангельской истории, произошедшее незадолго до последней Пасхи Иисуса Христа. Как повествуют евангелисты – через восемь дней после торжественного исповедования апостолом Петром своего учителя и мессию Христом, Иисус, взяв с собой Петра, Иакова и Иоанна, зашел на гору помолиться. И во время молитвы лицо Его вдруг изменилось, а одежда стала сверкающей белизны. И два человека беседовали с ним. Это были Моисей и Илия, явившиеся в сиянии Небесной славы и говорили они об исходе, который предстояло совершить Ему во Иерусалиме. Петр же и его спутники забылись дремотой и когда очнулись, увидели сияние Божественного Света и двух мужей стоящих рядом с Иисусом. Тогда Петр воскликнул «Наставник! Как хорошо нам здесь быть! Давай мы устроим здесь три шатра – один для Тебя, один для Моисея, один для Илии» – он не знал и сам что говорил, замечает Евангелист Лука и продолжает: «И еще не успел он сказать, как появилось Облако и накрыло их своей тенью. И тогда из Облака раздался Голос «Это есть Сын мой возлюбленный, Его послушайте». И когда голос умолк, оказалось, что Иисус один.

Исторический и богословский смысл этого важного события Евангельской истории предельно ясен. Господь накануне своих страданий пытается разрушить лжемиссианские иллюзии своих учеников, приоткрывая им завесу будущего и являя себя Владыкой и жизни и смерти. Лжемиссианские иллюзии, разделяемые иудейским миром до сего дня, сохранялись у апостолов довольно долго, вплоть до Вознесения. И поэтому Господь заранее уверяет учеников в том, что близкие страдания – это не поражение и позор, но победа и слава, увенчанные Воскресением. При этом Христос прибегает к судебному правилу, сформулированному в Законе Моисея. При словах двух свидетелей состоит всякое дело. Этим Он юридически опровергает нелепые обвинения со стороны книжников и фарисеев в нарушении Им еврейского законодательства. Призывая себе в свидетели самого Законодателя и грозного пророка Илию, которые говорят с Ним о Его исходе, смерти и воскресении, Христос удостоверяет апостолов в согласии своего дела законом Моисея. Он надеется, что хотя бы ближайшие ученики не поддадутся отчаянию, но сами станут опорой для сомневающихся, таков смысл празднуемого события.

На иконах праздника Иисус обычно изображается в ореоле Фаворского света, сияния, видимого апостолами на горе Преображений. Справа и слева от Него ветхозаветные пророки Илия и Моисей с каменными скрижалями Завета.

Как повествуют Евангелисты, преображение произошло незадолго перед крестными страданиями Спасителя, между тем, сам праздник отмечается ежегодно в конце лета. Анализируя историю его установления, выдающийся отечественный историк, профессор Санкт-Петербургской духовной академии Василий Болотов пришел к выводу, что в данном случае Церковь руководствовалась педагогическими, то есть миссионерскими соображениями. Так в Греции и Италии окончания сбора винограда еще долго сопровождались языческими вакханалиями, веселым праздником в честь хмельного бога Вакха. Для того чтобы вытеснить его из обихода и наполнить его иным, более глубоким христианским содержанием, было решено праздновать в этот день Преображение Господне, совместив с ним благодарственный молебен Богу за дарование плодов земных. По сути, это явилось продолжением ветхозаветной традиции благословения начатков первых плодов. В Константинополе этот праздник утвердился в конце IX века при императоре Льве Философе, а от византийцев он постепенно перешел и к славянам, где за неимением винограда стали освящать яблоки – основные дары севера. Отсюда и странное, хотя и благозвучное название «Яблочный спас». Примечательно, что этот восточный по происхождению праздник появился на Западе достаточно поздно, лишь в середине XV века папа Калис III установил праздновать его по всей католической Церкви. Причем это сделано в память важной победы христианского войска, собранного святым Иоанном Капестраном над турками 6 августа 1456 года, в результате которой была снята осада Белграда и остановлена Турецкая экспансия Западную Европу.

В православной традиции, в отличие от западно-католической, Преображение имеет статус одного из наиболее значимых двунадесятых праздников. И это прежде всего связано с богословием Восточной Православной Церкви. Литовский философ и богослов Антон Смацея в связи с этим писал: «Основа возникновения праздника на православном Востоке – богословская. Это прежде всего размышления писателей и отцов греческой Церкви о Боге как о свете, который сияет в глубинах бытия, и поэтому человек может не только его ощущать, но иногда даже и ясно видеть. Преображение или обожение – это конечная цель человеческой жизни. Так апостол Павел в послании Коринфянам пишет: «Мы же все открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу». И этот процесс увенчивается успехом еще при жизни, здесь, на земле. Так о себе апостол сказал: «Уже не я живу, но живет во мне Христос, возлюбивший меня и Себя на смерть предавший за меня. Это же могут сказать и тысячи христианских подвижников всех эпох и народов. В учении Православной Церкви Обожение неразрывно связяно с именем святителя Григория Паламы, архиепископа Фессалоникийского, а также церковными Соборами XIV столетия, на которых древний мистический опыт отцов был богословски осмыслен. В 40-х годах XIV века в Константинополь прибыл авантюрист и посредственный ученый эпохи Возрождения Калабрийский монах Варлаам. Столкнувшись с аскетической и молитвенной практикой афонских монахов исихастов, Варлаам обвиняет последних в ереси двубожия, называя их амфолапсихами, то есть созерцателями «собственного пупа». По этому поводу в Константинополь был созван Церковный Собор, где на защиту афонских подвижников выступил глубоко образованный иерарх и аскет-мистик святитель Григорий Палама. Следуя многовековой традиции православных отцов церкви, святитель Григорий отстаивал представление о том, что Свет, явившийся апостолам на горе Преображения был проявлением Божественной сущности, то есть Энергии Божества, и потому является нетварным. Этот же свет, как результат духовного подвига, озаряет и душу подвижника. Собор 1341 года, и два за ним последующих, утвердили православное учение о благодати и анафематствовали учение Варлаама и его приемника по взглядам, гуманиста Акиндина. Подводивших теоретическую базу под мысль о том, что полутора тысячелетние усилия Церкви оказались тщетны, и обожение, то есть реальное соединение человеческой души с Богом, оказывается невозможным.

Примечательна и дальнейшая судьба Варлаама. Притворно принеся покаяние на Соборе, он вскоре бежит в Рим, где вскоре принимает католичество и в последствии становится кардиналом.

Практически обожение достигается в духовной жизни в результате аскетической практики, называемой умной молитвой, благодаря которой человеческий мир оказывается сопричастному миру Божественному. Согласно учению Церкви, человек и его бессмертная душа признаны стать вместилищем, то есть храмом Святого Духа. Между тем храм нашей души нередко оказывается оскверненным и порабощенным грехом. Поэтому аскетическая практика в христианской традиции рассматривается не иначе, как необходимое средство борьбы за достоинство человека, за право быть Сыном Божьим, Братом Христовым. Преподобный Серафим Саровский наиболее близкий к нам по времени подвижник-мистик говорит об этом так: «Цель христианской жизни, это стяжание Духа Святого. Средством же к тому служат бдение, пост, молитва, милостыня и вообще всякое доброе дело ради Христа творимое. Но более всего молитва, как непосредственное и личное предстояние пред Богом. Именно молитва помогает собиранию во едино сил души в духовном центре, именуемым в Писании сердцем. «Когда же ум и сердце соединены будут в молитве и помыслы души не рассеяны, продолжает преподобный Серафим, тогда сердце согревается теплотою духовной, которая восеивает Свет Христов, исполняя мира и радости всего внутреннего человека. Духовное ликование подвижника в Божественном Свете – это предначаток той славы, которую Господь уготовал всем любящим Его.

Преображение Господне – это приоткрывшаяся нам тайна жизни будущего века, проливающая свет на истинное предназначение нашей жизни, и в которой Господь призывает каждого из нас, еще здесь, в земной жизни, быть сопричастниками жизни вечной.

Автор-составитель: протоиерей Николай Грошев